ENG
menu close-menu
Актывізм

“Я знаю — будущее принадлежит нам”

Свабода ў няволі. Салідарнасць без межаў
expand_more

Мы працягваем сумесную з АЧК рубрыку “Свабода ў няволі. Cалідарнасць без межаў” пра зняволеных беларускіх анархістаў. Сёння распавядаем пра Аляксандра Францкевіча: “паспяховы айцішнік” яшчэ да пратэстаў прайшоў праз палітычнае зняволенне, пераезд ва Украіну і дэпартацыю ў Беларусь. У 2020-м Аляксандра ізноў арыштавалі і абвінавацілі па 13 артыкулах. Вынік – 17 гадоў пазбаўлення волі. У турме хлопец “заплюшчвае вочы і ўзгадвае запах акіяну”, піша вершы і апавяданні. У тэксце ніжэй – жыццё і прынцыпы Сашы ад яго таварышаў Яўгеніі Доўгай і Канстанціна*.


*імя зменена

“Беларуская репрессивная машина не имеет границ и тормозов. Она злопамятна, жестока и абсолютно лишена человеческого понимания. Она едет и собирает по дороге всех, кто ей неугоден, одаривая такими сроками, которые не снились тем, кто действительно творит бесчинства. История Александра Францкевича тому пример. Пройдя однажды тюрьму и депортацию из Украины в Беларусь, не сломавшись и продолжая заниматься активизмом, он заставлял эту машину коптить копотью ненависти. Эта машина запомнила его смелость и силу духа и не простила…

Менты не могут поверить в децентрализацию, им, как и овцам, всегда нужен пастух в лице майора, генерала или президента, и эту модель они применили на Александре Францкевиче, назвав его неформальным “лидером” международного анрхического движения. Не понимая, что само понятие “анархия” противостоит понятию “лидер”. Всё это вылилось для Александра в колоссальном сроке – 17 лет тюрьмы. Это не что иное, как месть ментов и государства за силу и убежденность его в своих идеалах. Но как писал Александр Францкевич в своём письме маме : “Как бы ни была темна ночь, самой тёмной она бывает перед рассветом!””

Удзельнік каманды  “Не сёння, не ўчора не заўтра”

“История переворачивает страницу и в новой главе этот мрачный период найдет свою заслуживающую того оценку. Те же, кого вынудили уехать, кого судят и прессуют в колониях, те, кто на фронте воюет с имперским безумцем — они будут определять будущее Беларуси”.

Аляксандр Францкевіч апошняе слова на судзе

Аляксандр Францкевіч, фота з асабістага архіву Таццяны Францкевіч

Евгения Долгая, активистка, основательница медиа проекта “Палітвязанка” об Александре Францкевиче.

Мне сложно рассказать про Сашу личное: не были знакомы близко. Знаю только не самое приятное,  кого задержали, кого избили. Если что-то подобное происходило с Сашей или его друзьями, он связывался со мной. А я передавала эти новости в редакцию.

Помню нашу первую встречу с Сашей в Киеве. Я была на рабочем тренинге, а он просто там жил. Это была зима, шёл снег, мы встретились на чай. Саша говорил, что его могут депортировать из Украины. Так и случилось – через несколько месяцев он оказался в Беларуси. Когда Сашу задержали, я сразу подумала, что его вряд ли отпустят в ближайшее время. 

Он молодец. Очень спокойный, выдержанный человек. Умеет анализировать, бережёт эмоции. Может внутренне мобилизоваться и понимает, когда лучше поберечься.

Меня очень удивляет (в хорошем смысле) его нежное отношение к матери. Видно, как сильно он ее любит.

Саша – успешный айтишник. Благодаря хорошему заработку он много путешествовал, много видел. Думаю, Сашу эти воспоминания очень поддерживают. Однажды он написал, что в тюрьме может закрыть глаза и оказаться у океана, вспомнить те запахи и звуки. А ещё он написал много стихов и рассказов за решёткой. Я недавно воспроизвела через искуственный интеллект его голос, читающий стих. Мама Саши сказала, что вышло очень похоже.

Мне обидно, что про Сашу мало говорят. Может, у его товарищей есть личные причины – не мне судить.

Саша! Возможно, ты совсем скоро прочитаешь этот материал. И тогда всё самое плохое будет позади.

Лісты Аляксандра Францкевіча да мамы, з асабістага архіву Таццяны Францкевіч

Константин, бывший участник анархического движения в Беларуси, сторонник организации “Революционное Действие” и друг Александра Францкевича.

Сашу я знаю много лет, мы познакомились ещё до первого “дела анархистов”  в 2010 году. Он был разработчиком ПО и поэтому всегда интересовался новыми информационными технологиями, был в курсе открытий и продвижений как в сфере IT, так и в целом технологического прогресса. Любил компьютерные игры с хорошим сюжетом, сложные стратегии, путешествия и, конечно, анархию.

Саша интересовался всем связанным с политической борьбой и развитием человечества: от истории и экономики, до биологии и программирования. У него хорошее аналитическое мышление, живой ум, он видит причинно-следственные связи, неплохо подбирает аргументы и доказательства в свою пользу – из-за этого с ним можно было спорить часами.

Пока ещё не наступил момент разговора о политических проектах в Беларуси. Особенно когда речь о людях в заключении. Но Саша как последовательный анархист всегда выступал за агитацию и акционизм, старался актуализировать анархизм как теорию и практику. Он считал, что цифровизация и стремительное развитие интернета дадут обществу механизмы для реализации политической воли в проекты.


Для Саши анархизм не деревня, где люди меняют картошку на дрова. Он мечтал о высокотехнологическом городе, где можно решать политические вопросы с помощью смартфона.

Онлайн-платформы и стриминг позволяли бы в режиме реального времени следить за тем, как исполняются решения общества. А открытый исходный код – быть уверенными, что в ПО нет намеренно внесённых ошибок.

Мы с Сашей всегда считали, что мирный протест не продуктивен – они будут держаться синими пальцами за свой трон до последнего. Саша всегда был прагматиком, оценивающим исторический процесс реально, а не сквозь призму фантазий. Он отлично понимал, что только мы сами со своей решительностью и прямым действием можем изменить порядок вещей.

Лісты Аляксандра Францкевіча, з асабістага архіву Таццяны Францкевіч

Некоторые журналисты называли дело, по которому проходит Саша, «делом десяти» – чтобы не афишировать идеологическую принадлежность участников. На самом деле это не корректно. Это дело – месть ГУБОПа и беларуского режима в целом анархистам за годы деятельности, аффилированной с организацией “Революционное Действие”. Деятельности порой резонансной и успешной. В период 2010 – 2020 репрессивная машина не могла ничего с этим сделать в силу интеллектуальной ограниченности, к тому же у анархистов в Беларуси после 2010 года был очень высокий уровень конспирации. 

Но после 2020-го стало настолько “не до законов”, что с тех пор сажают в принципе принципе по любому поводу. ГУБОП воспользовался случаем и отомстил тем активистам анархистского движения (в том числе бывшим), кого знал и до кого смог дотянуться.

Конкретно Саше вменяли более чем 10 статей уголовного кодекса РБ. Срок в 17 лет лишения свободы, думаю, связан с тем, что у ГУБОП  есть в голове некая картина мира с лидерами анархического движения. И в ней Саша – один из них. Срок, конечно, дикий, учитывая, что в деле нет ни одного пострадавшего. В Беларуси такие сроки даже за убийства дают не всегда.

Недавно стало известно, что Сашу будут судить за нарушение режима в колонии по статье, давно используемой беларускими силовиками, чтобы накинуть заключенному лет за решёткой. Учитывая, что основной срок Саши заканчивается нескоро, думаю, это делается для дополнительного морального давления в заключении.

Я и еще несколько товарищей поддерживаем с ним связь. Саша держится –  это всегда было его отличительной чертой. Он и до заключения достойно встречал лишения на пути политической борьбы, никогда не унывал и не впадал в отчаяние. 

Акцыі салідарнасці з беларускімі зняволенымі анархістамі ў Бруселі і Парыжы, крыніца “Рэвалюцыйнае Дзеянне”

Саша очень переживает за судьбу Украины в этой войне, у него там остались товарищи (всё же прожил там несколько лет). Кроме личного, Саша прекрасно понимает, что результат этой войны определит будущее Европы на ближайшие десятилетия. 

В тюрьме Саша много читает, занимается физкультурой, пишет стихи. А ещё он часто бывал в ШИЗО и ПКТ. Отношение к анархистам в заключении, еще более “особое”, чем к “простым” политзаключенным.

Порой сотрудники СИЗО, тюрем и ИК без стеснения заявляют, что такое давление – это “перевоспитание” в их искаженном представлении. Поделать с этим, на мой взгляд, ничего нельзя. Беларусь сейчас в такой стадии, где жизни политзаключенных уже не представляют особой ценности.

Раньше на Лукашенко давил ЕС, что вынуждало сохранять хотя бы видимость соблюдения правил приличия. С началом же войны Лукашенко больше не может торговаться: Россию вряд ли порадуют сделки с Западом

Есть день солидарности с узниками-анархистами, недели солидарности с беларускими политзеками – Сашу поддерживали во Франции, Германии, Польше. У него есть символический “крёстный”, шведский политик, но помогает ли он и как именно – мне неизвестно. Так что напишите Саше письмо со словами поддержки, отправьте ему какие-нибудь фотографии, расскажите, что происходит в мире. Кстати, Саша очень любит Киев и будет рад фотографиям оттуда.

Саше и другим политзаключённым желаю сил и воли выдержать этот путь.

Вершы Аляксандра Францкевіча:

Вершы Аляксандра Францкевіча, малюнкі Насці Куста, вершы і малюнкі перадавалі па міжкамернай сувязі на Валадарцы. Крыніца: Жэня Доўгая

***

В глухом лесу, бродивший егерь
Среди дремучих сосен в темноте,
Нашёл зверька – примявший стебель,
Лежал лисёнок в чёрном полотне.

И встал вопрос пред егерем бывалым:
Взять ли комок шерсти в тихий дом?
Чтоб, приходя из странствий усталым,
Теплом согрели перед сном.

Но видел он в глазах лисицы,
Рыси дикой жажду к воле,
Тягу стойко с гнётом биться,
Силу духа не для домашней роли.

Стал егерь помогать лисёнку
Познать законы лихой чащи.
Лисёнок стал копить силёнки
И с каждым годом становился старше.

Так, ставший опытной лисою,
Да заучив лесные тропы,
Решила, что дружить не стоит,
Сам зверь ведёт свои же стопы

И убежала.

***

Целый день бродил по лесу,
Среди дремучих сосен в темноте.
Был мир ужасно трещин
Для егеря, кого никто не ждал нигде.

***

Старик, ну как твои дела?
В идущей лодке видели тебя.
Обратный путь был для тебя нелёгким,
Пока голодные акулы топят плот,
А на берегу, боясь забот,
Народ поддерживает кроткий.

Старик, ты сильный духом был,
Ты в одиночку в шторм уплыл
В подбитой шлюпке из деревни.
Иди, ждёт в хижине твоей,
Что упокоит всех сильней,
Спасающий в тоске напиток древний.

Старик, пока ты в море шёл,
В деревне каждый жизни увёл
Туда, где солнце всходит чаще над землею.
Но не грусти, старик, один,
Твой в памяти останется зачин
Тех, кто навсегда покинул край прибойной.

Нет больше сил в тебе, старик,
Бессмысленности жизни видеть лик,
Хоть повстречал ты за свой век много.
Вернись домой к себе скорей
И крепкий ром в стакан налей,
Чтоб наконец повидаться с Богом.

***

Терпкий запах копоти
Сдавливает грудь,
В тёмном мрачном рокоте
Не могу вдохнуть.

Тьма и мрак в расщелине
Властвуют давно,
Прорастающей зеленью
Кормится оно.

Травами зелёными
Мог зашить разлом,
Кочергой каленой
Выжгли всё огнём.

Кочегар запальчивый
Задушил ростки,
Нет мест сумятице
В царстве тоски.

С суматохой борется,
Гарью заходясь,
Копотью покрылась
Каменная власть.

Не грусти пред сном, лисёнок,
Тихо скутавшись в клубок.
Даже если нет силёнок,
Если туг поводок.

Улетай во снах подальше
В тихий, хладный белый лес
Или к тем морям манящим,
Где в лучах сияет шерсть.

Улетай, где нет печали,
И оставь весь мрак пред тем,
В царство вьюжной дикой дали,
До тебя нетронутой никем.

Там свободно рыщут звери,
Не боясь глубоких снов.
Следы лап смели метели,
Тьмой не бродит зверолов.

Не грусти пред сном, лисёнок,
Тихо скутавшись в клубок.
Даже если нет силёнок,
Если туг поводок.

Азнаёміцца са справай Аляксандра Францкевіча і напісаць яму ліст

Падтрымаць працу АЧК і зрабіць данатат на падтрымку Аляксандра (у заўвазе пазначыць Аляксандр Францкевіч)

Прачытаць апавяданні Аляксандра Францкевіча

Прачытаць пра Анархічны Чорны Крыж